Слово в день памяти преподобной Марии Египетской

В этот воскресный день Святая Церковь совершает память преподобной Марии Египетской, и это потому, что в теперешнее время покаяния и поста ее жизнь и подвиги особенно могут служить в назидание и в утешение всех нас, грешников. В самом деле, что особенно смущает всякого человека, желающего бросить греховную жизнь и начать новую, христианскую? Прежде всего смущает его представление о тяжести его прежних грехов, затем – привычка к греху, которую так трудно преодолеть. Но вот мы видим здесь женщину, с сердцем уже испорченным, с натурой страстной, настолько погруженной в греховные утехи, что ради них она забывает и стыд и совесть, попирает все священное, по-видимому, близка к совершенной и окончательной гибели, люди уже отвернулись от нее с презрением.
   Путем внутренней работы над собой, борьбой со своими пороками, победой над своею страстностью, при благодатной помощи Божией делается великой подвижницей, удостаивается величайших даров благодати Божией, земным ангелом является людям. И прошли годы и сотни лет, а величавый образ пустынницы по-прежнему сияет светом Христовой чистоты и ободряет всех погрязших в грехе людей, желающих своего исправления. И в наше время, когда многие так легкомысленно и снисходительно относятся к грехам тела, воспоминание о жизни преподобной Марии должно быть особенно полезно.
   Они увидят из него, что грех не может доставить истинного счастья людям, что за короткие мгновения заставляет расплачиваться дорогой ценой – душевной тоской, унынием. Они увидят, с другой стороны, как сильна привычка к злу и как трудно вырвать из своей души, как негодное растение, нечистые греховные мысли и чувства и что поэтому надо всячески остерегаться укреплять в себе эту привычку к злу; они увидят, наконец, что лишь добро сродно богоподобной душе человеческой, что в просветленной и очищенной от греха душе человеческой вселяется благодать Божия, а где она присутствует, там истинное счастье. Поэтому на всех вдумывающихся в себя людей жизнь преподобной Марии производит всегда сильное впечатление.
   Расскажем это житие так, как оно изложено Софронием, Патриархом Иерусалимским.
   Мария жила в начале VI века, родом она была из Египта. Еще в самых молодых годах она имела несчастие потерять свою телесную чистоту, а так как родители ее, конечно, запрещали ей вести греховную жизнь, то она от них убежала в город Александрию, пользовавшийся самой дурной репутацией за дурной образ жизни своих жителей. Будучи замечательно красивой и обладая страстным и горячим темпераментом, лишенная при этом руководства и доброго влияния, она падала все ниже и ниже, пока наконец не оказалась на самой низкой ступени этой лестницы разврата; она сама говорит о себе: «Я не могу без ужаса вспомнить о той жизни, которую я прожила в Александрии; почти 17 лет предавалась я распутству, и не для того, чтобы получать деньги, а для того, чтобы удовлетворять свои похоти; я не просила денег у мужчин, лишь бы они служили мне». Но этого ей было мало, однажды она увидела (на 29-м году своей жизни) множество людей из Египта и Ливии, которые толпами направлялись к морю. «Я спросила, что это значит, мне отвечали, что эти люди отплывают в Палестину торжествовать праздник Воскресения Христова». Тогда у нее явилась злая мысль отправиться вместе с ними; так как на корабле было много молодых людей, то это давало ей возможность удовлетворить свои страсти, и в то же время, может быть, в самом совращении этих паломников, едущих на поклонение, она находила дьявольское наслаждение. И вот, с песнями, вином, развратными утехами, плывет она к священному городу Иерусалиму, но и приехав, она не оставляет своей прежней жизни, не трогают ее ни святой город, ни вид Голгофы, ни Гроба Господня, в безумном опьянении грехом кощунственно смеется над всем дорогим для христианина молодая грешница, дерзким, вызывающим хохотом отвечает она на все обличения и укоризны людей благочестивых.
   Но Тот, Кто ради спасения нас, грешных, сошел на землю, Кто учил нас любить друг друга, Кто ради спасения одной заблудшей овцы оставляет девяносто девять, не оставил и эту бедную грешницу без своей помощи и употребил для ее обращения то, что, казалось, должно было бы ее погубить окончательно.
   Вот это замечательное событие. Пришло время поклонения Животворящему Кресту Христову, толпами народ устремился в храм. Вместе со всеми пошла и Мария. Какое чувство руководило ею, неизвестно, было ли то простое любопытство, или, может быть, она и в храме намеревалась кого-либо поймать в свои сети, во всяком случае, можно сказать, что ее влекло в храм вовсе не чувство благоговейного почтения к величайшей христианской святыне.
   Вот подходит она к церковным дверям, толпа народа теснится перед ними, вместе с другими Мария хочет проникнуть в храм, но напрасно, волнением народной толпы ее отбрасывает назад, она снова делает усилие пробраться в двери, но ее снова отбрасывает назад.
   Сначала ей это казалось делом простого случая, но когда она увидела, что все ее стремления проникнуть в храм остаются напрасными, в ее сердце закрадывается какое-то томительное беспокойство; но вот она видит, к ужасу своему, что этот неуспех преследует только ее одну, что все остальные свободно проходят в храм. «Да что же это, Господи!» – восклицает она в трепетном недоумении, и вдруг глаза ее невольно устремляются на стену церковную, и здесь она видит пред собою образ Богоматери, как бы живой, и видится ей, что Ее очи с горем и укоризной устремлены на нее. Мучительный стыд, сознание своей греховности, сознание, что здесь страшное наказание Божие ее нечистоте, – как молния озарили в одно мгновение все ее духовное существо; всю свою надежду, падая на землю перед образом, устремляет она к Богоматери, к Ней взывает она: «Матерь Божия, я знаю мою нечистоту греховную, знаю, что мое место не в храме, а в аду…» И обильные слезы лились из ее очей, и рыданья сотрясали все ее тело, и плакала она, и молилась, и сладки были эти слезы пробудившейся совести. Отныне Мария принадлежит Богу. Взойдя теперь свободно в храм и приложившись к Животворящему Кресту, еще раз дает обещание принадлежать только Господу Богу и уходит в пустыню Иорданскую, навсегда оставляя не только мир, не только прихоти человеческие, но и самые насущные потребности.
   Отныне начинается поразительный, необыкновенный подвиг, пред которым должен склониться даже неверующий человек, а не только христианин, и этот подвиг совершает слабая женщина. Во все время пребывания в пустыне у нее не было ни жилища, ни одежды, ни настоящей пищи.
   Сорок семь лет провела она в пустыне. «У меня оставалось, – рассказывала она сама старцу Зосиме, пришедшему, по особому Промыслу Божию, в Иорданскую пустыню для того, чтобы видеть пустынницу и беседовать с ней, – два с половиною хлеба, когда я переправилась через Иордан, понемногу я их съела и питалась травой. Моя внутренняя борьба с моими страстями и с пороками продолжалась 17 лет. Она была так ужасна, что я и теперь трепещу и содрогаюсь, вспоминая ее; с одной стороны, я невыразимо страдала от голода и жажды. Изнеженная, избалованная всякого рода роскошью, я теперь страдала от недостатка необходимого, чего не лишен последний нищий, и эта мука еще более усиливалась, когда я вспоминала о вкусных блюдах, мясных и рыбных, которые я ела, о вине, которое я пила. Я много пила вина, когда жила в миру, но еще ужаснее были сладострастные помыслы; злой демон со всею живостью воскрешал в моих мыслях распутные песни, которые я пела, со всею живостью воскрешал похотливые картины наших неисчисленных преступлений. С другой стороны, одежда, в которой я вышла, от времени совсем распалась, и я подвергалась влиянию всех перемен погоды, всем жестокостям времен года: то солнце жгло меня раскаленными лучами, то стужа охватывала меня. Тогда, падая на землю, сожженная или оледенелая, чувствовала тогда, что я умираю. А тысячные искушения нападали на меня с демонскою силою. И в этих жестоких муках Пресвятая Владычица Богородица была мне помощью! Невыносимо страдая, охваченная в своем сердце огнем греховных помыслов, я падала на землю, ударяла себя в грудь и, горько рыдая, молила Ее: Владычица, Милостивая Царица, не лиши меня Своей помощи, на Тебя одна надежда. И вот после рыданья и мольбы, после бури наступала святая тишина, небесный свет озарял мою душу, исчезали мои помыслы, сладкий покой возвращался моему сердцу. И так прошло 17 лет, боюсь их и вспоминать, а после них наступил покой для моего сердца, и Сама Богородица руководит меня во всем! Вспоминая, от каких бед избавил меня Господь, – прибавила пустынница, – я питаюсь пищею неистлевающей надежды на спасение, ведь не одним хлебом живет человек».
   Когда Зосима услыхал, что пустынница произносит слова Священного Писания, он спросил ее: как знает она Священное Писание? Она улыбнулась и сказала, что ни в миру не училась она, ни в пустыне не слыхала она, чтобы кто ей читал книги. «Голос Божий, живой и действенный, – в сердце моем один мой наставник». После таких великих подвигов, несомненно, должно последовать очищение души и тела, мир с Богом и совестью, приближение к первобытному совершенству человека в состояние невинности. Мария в это время была уже не человеком, но уже ангелом. Она еще облечена была в тело, но оно более походило на дух, чем на человеческое тело. Она проходила по Иордану как по суше, во время молитвы возносилась от земли на воздух, почти ничего не вкушала, кроме Тела и Крови Христовой…
   Теперь вы понимаете, братие, почему Святая Церковь во дни Великого поста вспоминает жизнь преподобной Марии?
   Из этой жизни каждый из нас может видеть, что путем веры и покаяния самый грешный и развращенный может при помощи Божией достигнуть великого совершенства. Но, может быть, кто-нибудь из нас скажет: да, но ведь Марии было особое призвание от Бога. Но, собственно говоря, какое же особое призвание? То, что за теснотою она не могла войти в храм Иерусалимский? Но громадное большинство не обратили бы внимания на это и, может быть, с радостью пошли бы домой. Почему же для Марии это оказалось решительным шагом к полному духовному перерождению? Да потому, что в ней с неизъяснимою силою заговорила совесть! И если бы каждый из нас чаще прислушивался к голосу совести, то нашел бы несравненно более сильных случаев, где благодать Божия явно призывала нас к исправлению, но, увы, не обращал внимания на них и мы называли их случайностями. Нет, знай, возлюбленный брат, что когда бы и где бы ни пришла тебе мысль бросить пустую, рассеянную жизнь и жить для Господа Бога, – знай, что эта мысль исходит от Бога, и если ты примешь эту мысль в сердце, то немедленно явится благодать Божия и укажет тот путь, по которому надо идти для своего исправления. Не всякий может идти путем Марии – это путь ангелов, но не будем идти и путем противоположным – демонов, подражая им в гордой ожесточенности. Есть средний путь – смиренного покаявшегося грешника, с помощью Божиею очищающего свою душу от греха, дабы, очистившись от него, хотя последним взойти в Царствие Небесное, чего да сподобит нас Господь молитвами преподобной Марии.
В Неделю 5-ю Великого поста.

Источник азбука.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *